нут через пятнадцать мы были в помещении и куда-то шли.

нут через пятнадцать мы были в помещении и куда-то шли.
Меня после встречи с кабанами в лесу так не колотило, как после этой «пролетарской революции». Гулять пришлось долго, проход на второй этаж не находился, мы успели успокоиться и стали замечать окружающие предметы. Под ногами скрипели старинные дубовые полы. Наконец из-ниоткуда нарисовалась смотрительница, и указала нам на витрину рядом с пальмой, за которой находилась узкая лестница. Антураж на пять с плюсом, ни одним поисковым прибором в мире эту лестницу отыскать было бы невозможно.
Лестница была ровесницей дубовых полов, и, по мере продвижения по ней, выскрипывала противные мелодии. Это был какой-то особенный музей. Мы попали в верхние залы и продолжали плутать. Джек уже оттаял и шествовал с гордо поднятой головой и лёгкой улыбкой на лице, прямо Бендер. На нужную дверь наткнулись случайно, но табличка присутствовала и, судя по раздолбаным отверстиям для крепления, руководство менялось часто. Постучав для приличия, мы протиснулись в то, что удалось открыть. Нас встретила дама более чем крупных размеров, с тёмными рыже-медными волосами, которые в виде прически возвышались полуметровой копной у неё над головой. Судя по всему она была в курсе, билетная гладиаторша ей уже стуканула, только вот что она наговорила, оставалось тайной, хотя я приблизительно догадывался. Мы аккуратно выложили наши находки на стол, и я стал объяснять наши добрые намерения, она сидя на стуле кивала головой и с интересом рассматривала женские украшения. «А где вы это нашли?»,- вопрос не застал меня в расплох, он традиционный для профессионалов. Мы обычно, когда были уверены, что не влезли в чужую епархию, кое-как, кое-что объясняли. Но тут с разговорами влез Джек, и, что называется, «Остапа понесло», - возможно, на него стрессово подействовал эпизод с билетёршей, но он в подробностях чуть ли не до сантиметра начал выдавать инфу о месте раскопа. Вспомнил Эксп, пожаловался на несуществующие мозоли, оставалось только про вчерашний коп песню спеть. Мне хотелось заткнуть ему рот или дать пинка, но «копна» внимательно его слушала и продолжала кивать головой, разглядывая нас. Мне оставалось только стоять рядом с дурацкой гримасой, изображающей улыбку, и пытаться незаметно отдавить Джеку ногу. А он в это время разглагольствовал о любви к древнему искусству. Джек, наконец, выдохся и с видом национального героя уставился на портрет какого-то хмыря, над столом музейной руководительницы.
Вот я-то чувствовал себя полным идиотом. На моих глазах Джек исполнил что-то напоминающее чистосердечное признание. Прямо наваждение какое-то, зазеркалье блин, город «Зеро». Кто его за язык тянул? Дама встала со стула и каким-то совершенно не музейным движением сгребла наши находки в ящик стола. Придурок Джек продолжал ждать оркестра.
- Сейчас принесу бланк, всё оформим, как положено, документы у вас с собой?
Джек радостно закивал головой и за себя и за меня. «Копна» резво просочилась, если это применимо к её комплекции в соседнюю дверь, а Джек теперь уже ожидал вручения ордена.
Ох, я бы наградил его почётной доской, прямо тут, в кабинете у этой мымры, и точно по башке. Надо было прояснять ситуацию, дверь соседнего кабинета была приоткрыта, да, похоже, от старости просто не закрывалась, времени прошло совсем немного, я придвинул ухо и стал ловить звуки. Сначала было тихо, потом стал слышен глухой голос «копны», она видимо прикрывала рот ладонью. Разобрать слова было трудно, но «копать» и «приезжайте» я разобрал. Наверное, на другом конце её не сразу поняли, и она уже более горячо стала объяснять всё подробнее. Ждать я не собирался. Джек с недоумением смотрел на меня, шум поднимать было нельзя, я постучал кулаком по голове и двинул к выходу, зацепив его по дороге. Только в коридоре при слове милиция, к нему стало возвращаться сознание. Глаза стали испуганными, но он всё равно еще до конца не врубился. Мы, стараясь не подавать виду, что торопимся, на полусогнутых, но быстро кинулись на выход. С первого захода промахнулись, выскочили в какой-то зал, в котором стояла непонятная чучела, которую Джек судя по его телодвиж