Утро доброе товарищи!

Утро доброе товарищи! Почитайте историю камрада о том, что не всегда добрые дела такие уж и добрые...

О вреде, полезных дел.

Звучит парадоксально, но все поговорки наших предков на эту тему подтверждаются жизнью. Мы возвращались домой с довольно приличным хабаром, накопали на дальнем урочище кучу всего интересного, плюс вдоль и поперек облазили заброшенную и полуразрушенную деревню. До тех мест пришлось топать пёхом километров семь по лесам и болотам. Попытка прорваться туда на джипе закончилась поиском трактора, в результате потеряли кучу времени и нервов. Правильно говорят: «джип - это машина, которая застревает там, куда другие не доезжают». Улов был приличный, коммерческоисторический, даже отрыли какую-то небольшую медальку, очень похожую на золото, с надписями на непонятном языке. Сохран почти всех вещей был замечательный, почти всё было поднято из песка. Оставалось немного почистить и разобраться с происхождением. Устали здорово и ночевать напросились к трактористу, которому оставили на присмотр машину. Он на удивление оказался коммерческим человеком, просто уникум, не пил и всем благам мира предпочитал наличные. Да, нам это было очень даже в тему, а то напьётся вечером, а потом на тебя обидится внезапно, проходили…. С утра, бодрые, двинули к дому.
В этот раз, слава богу, обошлось без приключений. Километров за двенадцать до местного райцентра мой напарник Джек, наверное, боковым зрением узрел большую проплешину в густом лесу. Мы выехали рано, и я не стал сопротивляться его требованиям - «пробежаться по-быстрому из интереса». Собрали наш многострадальный Эксп и двинули на поиски. За полтора часа накопали кучу всяких старинных девайсов - подвески с образками, иконки, мощевики, привески, колечки, украшения женские, наконечники стрел и чтo-то похожее на нож.. Эксп трудился исправно и не пропускал ничего. Всего набралось около тридцати позиций. Удивляло только, что, при нынешнем ажиотажном интересе к поиску, место было абсолютно небитое, хотя легко просматривалось с дороги. Ямки все аккуратно закопали, замаскировали и сели перекусить. Пока жевали бутерброды, Джек выдал идею, что правильно было бы оттащить все сегодняшние находки в райцентровский музей, вроде как для себя вчера накопали, надо и совесть иметь. Мы периодически это практиковали, приезжали, что-то тихо бубнили и удалялись восвояси. Приятно было принести пользу культуре и истории своей страны. Да и поисковому фарту это по приметам помогает. В этом райцентре мы были впервые. Доели бутерброды, и двинули в город искать местный музей.
Машину нам тракторист за пятьдесят рублей помыл, правда с какими-то разводами, но всё равно чище, чем после болота, так что в город было въезжать не стыдно.
Дорогу узнали у гаишника, он, когда увидел московские номера, решил, что мы хотим чистосердечно сознаться в нарушении ПДД и дать ему денег, и крайне расстроился, когда услышал вопрос о музее. Но ему пришлось соответствовать интеллигентности вопроса, и минут через семь мы были в точке назначения.
Весь вчерашний улов лежал в хабарнице в машине, а подозрительно золотую медальку Джек хранил на груди в кармане завёрнутой в салфетку. Сегодняшние находки мы сложили в мягкий мешочек и направились в музей. Встретила нас на входе боевая билетерша, с трудом понимавшая, что нам надо, пропуская мимо ушей всё, что не касалось входных билетов.
Дела у музея, очевидно, шли хреново. В своём желании обилетить всё, что движется и не движется, упорстве и натиске, типа : «Я тут на одном месте сорок лет без прогулов, выходных и больничных», она за пять минут довела нас до исступления. Джек яростно сжимал кулак правой руки, а левой ладонью держался за л об, я тем временем шарил глазами в поисках кирпича. Пришлось высыпать все находки на продавленный, довоенный стул, после чего наступила пауза, и глаза билетной дамы начали угрожающе сужаться. Пропустив мимо ушей всё, что мы ей говорили, она, очевидно, решила, что мы украли это из музея, а теперь пришли возвращать. Город помешанных на раскаянии.
Даже не буду пытаться пересказать её пояснения, куда нам надо идти (передать это невозможно), но ми